Eshateile
Автор: Eshateile
Название: Поиск.
Жанр: AU, angst, твинцест размером в целый пацилуй.
Рейтинг: PG (или что-то такое).
Персонажи: Том, Билл, ОМП, Симона, Георг или Густав по усмотрению.
Размер: мини
Summary: Том ищет брата.
Disclaimer: герои не мои.
_______________________________________

Том ищет брата в каждом.
Билл улыбается ему с лиц случайных парней и девушек в барах, рассказывает о десятках своих жизней, отпивая из стакана пиво или виски, заказанное Томом.
Брат выгуливает собак в парке, Том смотрит в спину, обтянутую темной тканью пальто и сердце сжимается от томительной, тоскливой нежности.
Стоит только вглядеться в лицо, принадлежащее незнакомцу, и иллюзия может рухнуть, но Том не станет смотреть слишком внимательно.
Он часто оказывался под обломками и больше не хочет боли.
Единственное, что ему нужно – это смотреть на Билла на соседней скамье в парке, который жмурится от удовольствия, закидывая в рот очередную конфету, и робко улыбается Тому губами четырнадцатилетнего подростка.
Начинается дождь.
Холодные капли стекают по лицу Тома, его одежда влажно тяжелеет, но он не двигается, слушая, как ветер раскачивает деревья. Ливень, набирая силу, бьет по асфальту всё звонче, наполняя уши Тома текучим шелестом.
Где ты, Билл?- спрашивает Том, закрыв глаза.
Тот не отвечает, и всё вокруг молчит, застыв в вечном ожидании.

- Ты найдешь его только тогда, когда он сам захочет,- говорит кто-то незнакомый голосом матери из динамика телефона,- просто… оставь, Том. Попробуй справиться. У тебя хватит сил.
Том кивает и стирает сообщение автоответчика.
Его кровать – это четыре острых угла, о которые можно удариться головой, неудачно оступившись, четыре маленьких смерти на одного Тома - это слишком много.
Он лежит на полу и вглядывается в пыльное темное пространство под кроватью.
Шестилетний Билл смотрит на него оттуда, не мигая, его глаза очень темны, влажный блеск сосредоточен ближе к уголкам, вероятно, он недавно плакал – может быть, этот Билл все еще не чужд детскому страху темноты.
- Отпусти меня,- говорит Билл из кресла, подтягивая длинные ноги с острыми коленками к подбородку,- ты должен отпустить меня.
Том протягивает руку маленькому Биллу, тот секунду смотрит на его ладонь, а потом вкладывает в нее свою, пачкая пальцы кровью.
Ладонь Тома вся в ней – горячая жидкость сочится из рассеченной кожи головы, заливая кремовый ворс ковра, он чувствует влажное тепло висками.
Боль пульсирует, распространяясь от головы ниже, остановившись в солнечном сплетении густым удушающим теплом.
- Отпусти меня,- говорит Билл, свесив голову с кровати, темные пряди его волос щекочут Тому лицо, он чувствует сладковатый цветочный запах, исходящий от них,- я прошу тебя. Пожалуйста, отпусти.
Том молчит.
Его младший брат смотрит на него из темноты, на его щеках грязные разводы пыли, глаза полны ужаса, а губы складываются в беззвучное «нет».
- Нет,- повторяет Том за ним,- нет.
Он готов повторить это тысячу раз, но Билл молчит, и это хорошая тишина – может быть, брат устал просить о том, чего ни один из них не хочет.

- Вот так,- доктор стягивает перчатки, испачканные в крови, и бросает их в урну,- впредь будь осторожен.
Том кивает и благодарит, проводя пальцами по шероховатому шву, доктор хмурится и едва не шлепает его по руке.
- Не трогай,- говорит доктор голосом Билла, Том вздрагивает и ловит внимательный взгляд медсестры.
Ее карие глаза остро вспыхивают на секунду и гаснут, но Тому хватает этого мгновения, чтобы ощутить Билла на самом дне черных зрачков.

- Ты не можешь знать точно, не можешь знать, есть ли бесконечность на самом деле.
Капли бьют по стеклу, дробно отстукивают по крыше мотив их Биллом старой песни. Сколько их было, так и ненаписанных, несформировавшихся в голове до конца.
Голос брата звучит приглушенно, словно он говорит, находясь за тысячи километров отсюда, и Том слышит только призрачное эхо.
- Мы не можем знать, правильно ли поступаем. На то ли тратим наши жизни. Может быть, мы сейчас совсем не там, где должны быть. Из тысяч возможностей мы выбрали одну и мы не можем знать, была ли она той самой единственно верной.
Из приоткрытой форточки тянет прохладой и осенью. Запах мокрого асфальта и прелых листьев смешивается с запахом их дома, напоминая ему об октябре прошлого года. И о десятках осенних дней до этого.
- Но наш выбор был верным, Том,- говорит Билл и сжимает его лицо в ладонях, гладит пальцами скулы, глядя в глаза, не отрываясь,- единственно правильным.
Его сухой, горячий рот накрывает губы Тома в коротком поцелуе, который горечью застывает на языке, сыплет острые соленые крупинки в глаза.
- И теперь ты должен меня отпустить,- Билл не плачет, и Том тоже пытается, но во взгляде брата горят целые ворохи воспоминаний, съеживаются и плавятся глянцевые фотографии, пленки и диски, отсвечивающие радугой.
- Я не могу, Билл,- голос Тома срывается на имени брата. Тишина плотно окутывает его, стирает знакомые черты лица из воздуха, оставляя только горько солоноватый привкус на губах.
Том не слышит, когда дождь прекращается.

- Он будет у тебя через полчаса,- говорит друг в трубке телефона,- ты не представляешь, чего мне стоило отыскать этого ублюдка и уговорить увидеться с тобой.
Всё у Тома внутри сжимается в тугую пружину счастья, и она готова в любой момент взмыть в воздух. Дыхание перехватывает в остром спазме сладкой боли, трубка выпадает из онемевших пальцев.
- Отпусти меня,- говорит Билл, садясь рядом с ним на кровать. Тонкие прохладные пальцы проскальзываю сквозь пальцы Тома, сцепляя ладони в замок. Тонкий профиль брата светится белым в полумраке задернутых штор, темные ресницы вздрагивают и Том отводит взгляд,- ты должен отпустить меня.

На пороге стоит молодой человек примерно одного возраста с Томом. Его светлые волосы собраны в хвост, ярко-зеленые глаза смотрят устало и спокойно.
- Могу я войти?- спрашивает он и Том кивает.
Билл прячется в уголках его опущенных губ, в хрупких запястьях, закованных в браслеты. Билл прячется в его шаге – уверенных движениях человека, который входит в свой дом.
- Чего ты от меня хочешь?- спрашивает парень, остановившись. Он не оглядывается, не смотрит на Тома, только на разобранную постель и пятно крови на ковре.
Том удивленно вглядывается в тонкую фигуру, идеально прямую спину, нежную бледную кожу шеи и это знакомо ему, но это не Билл – это призрак чего-то давнего, стертого временем почти начисто.
- Я не знаю,- произносит Том,- наверное, ничего.
Парень разворачивается и изумленно смотрит на него.
- Но тогда заче..?- плотно сжимает губы, остановившись на полуслове.
Том чувствует терпкий аромат духов, когда молодой человек проходит мимо него к двери.
- Том, ты болен. Обратись за помощью,- говорит он, прежде чем закрыть за собой дверь,- и прощай.
Том запирает дверь на замок и идет к окну.
За стеклом через минуту вечерние улицы проглатывают смутно знакомого парня, окончательно стирая его из памяти Тома.

- Как прошло?- он плотно прижимает телефон к уху, голос друга слышно очень плохо, - поговорили?
- С кем?- спрашивает Том, глядя в кресло, в котором, откинувшись на спинку, спит Билл. Лицо брата выглядит изнуренным, бледным до прозрачности.
- С Биллом, с кем же еще,- раздраженно отзывается голос.
Том хмурится: - Зачем ты говоришь это?
Голос замолкает на секунду.
- Сегодня Билл приходил к тебе. Вы должны были поговорить, верно?- Том четко различает нотки усталости в интонациях говорящего человека и это напоминает ему, что пора прощаться.
- Я не понимаю, о чем ты. Я не знаю, где мой брат.
Голос давится какой-то фразой, начало которой Том не может расслышать и пораженно выдыхает в трубку: - Какой еще брат?
- Мой брат,- нетерпеливо бросает Том и, сжато попрощавшись, жмет на кнопку отбоя.
Билл открывает глаза, сонно глядит на него. Он говорит немного хрипловато со сна:
- Отпусти меня,- но его взгляд такой теплый, что Том чувствует, как это тепло наполняет все у него внутри,- ты не можешь держать меня вечно.
Том ложится в кровать так, чтобы видеть брата, который мягко улыбается и закрывает глаза.
- Отпусти меня,- тихо выдыхает брат, засыпая.
Том смотрит, и постепенно темнота заполняет комнату до краев так плотно, что он почти слепнет, но продолжает вглядываться туда, где спит брат до тех пор, пока не засыпает сам.
Он знает, что Билл все еще с ним, невидимый во тьме.

Лица прохожих скрывают в себе его брата. Том умеет видеть Билла в любых, самых невзрачных чертах. Он учился ловить отблески годами, и теперь они сверкающими трещинами прорезают лица незнакомых людей, обнажая самое прекрасное, что таится в них.
- Меня зовут Билл,- говорит светловолосый юноша в очередном кафе, на его запястьях звенят браслеты, и лицо брата скользит в его чертах больше, чем в других.
В имени ли дело, или в хрупкости и беззащитности всей его фигуры, но и без того слишком тонкая вуаль становится все тоньше с каждым мгновением, и лицо, которое Том так желал увидеть, проступает сквозь нее.
- Отпусти меня,- лукаво усмехается Билл и его глаза неправильно зелены. Он накрывает пальцы Тома, судорожно вцепившиеся в тонкую ладонь, своею,- или, хотя бы, держи не так крепко.
- Я не могу держать тебя достаточно крепко,- говорит Том и его голос прерывается от переполняющих эмоций,- если бы я только мог.
Улыбаясь, Билл спрашивает, как его зовут.

Том просыпается.
Мать целует его в лоб и плачет. Яркое утреннее солнце падает на ее лицо, наполняя слезы сиянием.
Билл плачет и его слезы похожи на слепящих змеек на поверхности воды, освещенной солнцем. Глаза Билла смотрят с лица матери, они полны бесконечной любви.
- Все будет хорошо, Том,- говорит Билл,- у тебя все будет хорошо, я обещаю.
Том не умеет не верить брату.

@темы: тхфанфег